Послание принято на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 25-26 декабря 2013 года (журнал № 131).

Преосвященные архипастыри, всечестные пресвитеры и диаконы, боголюбивые иноки и инокини, дорогие братья и сестры!

В нынешнем 2014 году исполняется 700 лет со дня рождения великого подвижника благочестия, светильника веры и преславного угодника Божия — преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского, дивного чудотворца.

 

А.В. Фомин

доктор философских наук, учитель - эксперт

В сонме великих святых ярко сияет образ преподобного отца Сергия Радонежского. 700 лет назад Господь послал его в мир и вот уже 600 лет людские потоки стекаются в основанную им Свято-Троицкую обитель, чтобы припасть и поклониться мощам святого, чтобы молитвенно обратиться к нему о самом важном и самом сокровенном и обрести помощь и заступничество праведника.

 

Самое высокое, что дано человеку – это заложенная в нем способность к Богообщению, Богосозерцанию. В этом высшее блаженство. Человеку дано задание развивать в себе этот дар. Замысел Божий о человеке – его обожение. Христианство – это религия, преобразующая человека по образу Христа Спасителя, ведущая человека к богоподобию. Борьба с грехом, преодоление ”ветхого” человека и стяжание добродетелей ”нового” всегда было задачей любого христианина. Поэтому христианство с самых истоков своего исторического бытия неотделимо от аскетизма. В “стяжании Духа Святаго” – весь смысл аскетических подвигов и высшей духовной “умно-сердечной” молитвы. Преподобными, т.е. подобными Богу, пришедшими в состояние богоподобия, называют именно тех, кто реализовал в себе аскетический идеал христианства и достиг святости путем монашеской аскезы. Иноческая жизнь есть удел только немногих избранных, имеющих ”призвание”, т.е. непреодолимое внутреннее желание всецело посвятить себя на служение Богу.

Рождественское послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла архипастырям, пастырям, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви.

Возлюбленные о Господе Преосвященные архипастыри, всечестные пресвитеры и диаконы, боголюбивые иноки и инокини, дорогие братья и сестры!

Содержание

Вы, которые желаете улучить благолепное божественное просвещение Спасителя нашего Иисуса Христа, — которые ищете восприять сердечно в чувстве пренебесный огнь, — которые тщитеся ощутить опытом и чувством примирение с Богом, — которые для того, чтобы обрести сокровище, сокрытое на поле сердец ваших и стяжать его, оставили всё мирское, — которые желаете, чтоб душевные свещи ваши ещё отныне светло засветились, и для того отреклись от всего настоящего, — которые хощете сознательно и опытно Царствие Небесное сущим внутрь вас познать и приять, — приидите, и я повем вам науку вечного небесного жития или лучше метод, без труда и пота вводящий действующего по нему в пристань бесстрастия и избавляющий его от страха прелести или падения от козней бесовских. Такой страх уместен только тогда, когда мы вращаемся вне той жизни, какой я намерен вас научить, далече негде от неё по преслушанию. Ибо тогда и с нами бывает то же, что с Адамом, который, подружившись со змием, презрел заповедь Божию и, доверившись ему, вкусил от запрещённого плода, и прелестию от него насытился до пресыщения: чем жалости достойно низверг себя и всех потомков своих во глубину смерти, тьмы и тления.

1. Богословские и библейские основания таинства Елеосвящения

Согласно определению составленного святителем Филаретом Московским  Катехизиса, «Елеосвящение есть таинство, в котором при помазании тела елеем призывается на больного благодать Божия, исцеляющая немощи душевные и телесные» [1]. По словам святителя Симеона Солунского, «елей [таинства] есть елей святой по силе священнодействия, и исполнен божественной силы, и вместе с тем, как умащает чувственно, он просвещает и освящает и души, укрепляет силы, как телесные, так и духовные, исцеляет раны, уничтожает болезни, очищает от нечистоты греховной и имеет силу подавать нам милость Божию и умилостивлять Его» [2].

«Сквозь тусклое стекло»

В 80-90-е годы прошлого столетия как в западноевропейской, так и российской науке вновь появились попытки переосмыслить значение для истории Руси и, соответственно — России, политику князя Александра Невского, и свести его гражданский и духовный подвиг даже не к рядовому, типичному для князя-воина поступку, а к роковой ошибке, предопределившей «не тот» путь развития средневековой Руси, а затем и России.

Ещё статьи...